«Новости Металлургии»

Новости, каталог металлургических предприятий и металлотрейдеров, прайс листы.



Металлургические корпорации Украины: взлет и падение «Интерпайпа» (ч. 1)

Печать

«Интерпайп» является одной из первых украинских ФПГ и берет свое начало от созданного Виктором Пинчуком в 1990 г. одноименного внедренческого предприятия. С 2007 г. бренд «Интерпайп» закреплен за трубно-колесным направлением, а роль корпоративного штаба играет компания EastOne. К его основным активам «Интерпайпа» сейчас относятся: «Нижнеднепровский трубный завод», «Новомосковский трубный завод», «Нико Тьюб». Доля компании на мировом рынке бесшовных труб – более 2%, в сегменте железнодорожных колес – 12,8%.

На сегодняшний день компания находится в сложном финансовом положении. Еще в декабре 2009 г. рейтинговое агентство Fitch Ratings снизило долгосрочный рейтинг «Интерпайпа» до «ограниченного дефолта» и одновременно исключило все рейтинги из списка на пересмотр для возможного понижения. А на август 2010 г. приходится выплата по еврооблигациям на сумму $200 млн., которую «Интерпайп» пытается реструктуризировать. Естественно, данная ситуация негативно отражается и на производственной деятельности – ряд цехов на предприятиях компании простаивают или выведены из эксплуатации. Не удивительно, что компания до сих пор не опубликовала официальных консолидированных данных об итогах работы в 2008 г., не говоря уже о 2009 г.

Легенды эпохи «дикого капитализма»

В отличие от многих других ФПГ начало данного конгломерата было связано с реальной инновационной деятельностью. Впрочем, то, как описывает начало своего корпоративного пути, основатель «Интерпайпа» Виктор Пинчук, порой похоже на легенды о простых парнях, которые исключительно благодаря своим способностям выбились на самый верх. Итак, сначала В.Пинчук, работавший в Государственном научно-исследовательском проектном трубном институте (на тот период один из ведущих НИИ СССР), занимался внедрением (фактически, коммерциализацией) изобретений (своих и не только) на союзных металлургических предприятиях. В одном из своих интервью В.Пинчук рассказывал, что в 1987 г. договорился о внедрении инноваций на Могилевском металлургическом заводе при условии, что в течение нескольких лет будет получать 7,5% от прибыли, реально формируемой за счет внедрения: «В общей сложности они должны были мне за первый год 76 тысяч рублей, из них сразу половину заплатили – 38 ты. Пришли эти 38 тыс. рублей на счет института... Несколько недель общественность трубного института обсуждала, как эти деньги разделить и можно ли это сделать? И в результате решили... не раздавать! Заплатили, правда, премии, не очень большие. Но всю сумму руководство института выплатить нам не решилось. Я за этот урок тоже благодарен. Благодаря этому уроку я стал частным предпринимателем».

В конце 1980-х – начале 1990-х это не было чем-то из ряда вон выходящим – многие ученые с предпринимательской жилкой, ранее «выбивавшие» хозяйственные договора из министерств и предприятий для своих НИИ и КБ, в новых экономически условиях создавали небольшие фирмы. По сути, они занимались тем же что и раньше, но большая часть доходов шла самим ученым, впрочем, отчисления в фонд учреждений сохранялись. К середине 1990-х годов, когда объемы промпроизводства упали почти в два раза и промышленники думали о банальном выживании своих предприятий, большинство внедренческих фирм прекратили свое существование. Более того, существовал и психологический фактор – многим ученым претило заниматься торговлей. Выживали же те компании, кто смог переориентироваться с науки на торговлю (все равно чем), а также те, кто имел связи в органах государственной власти.

Фирма Пинчука оказалась в их числе. Вот как сам он рассказывает о диверсификации деятельности. «Как-то на одном заводе ко мне обратились с предложением: «Послушай, помоги нам с сырьем. Нужен чугун, нужен рулонный металл...». Деньги им были не нужны. Свою продукцию – трубы! - продать мне они согласны были только за сырье для производства этих самых труб. Я говорю: «Хорошо, попробую». Пошел на один металлургический комбинат, предлагаю: «Продайте мне чугун». Они отвечают: «Знаешь, мы готовы тебе продать чугун, но у нас, к сожалению, нет кокса». Я тогда пошел на коксохим, говорю: «Продайте мне кокс!» Дескать, на металлургическом комбинате мне сказали: если ты нам поставишь кокс, мы тебе тогда поставим чугун. А на коксохиме мне говорят: мы готовы тебе поставить кокс, но нам нужны коксующиеся угли, нужна шихта...В итоге, я дошел до шахтеров: «Мне нужны коксующиеся угли». Они говорят: «Вопросов нет. Но нам нужны... трубы!»…Но шахтерам нужны были еще так называемые товары народного потребления. Короче говоря, достали мы для шахтеров всякие там кухонные комбайны, телевизоры, холодильники, соковыжималки... Даже какое-то количество «Таврий»!.. Потому что попросили: «Нужны и «Таврии». Мы и «Таврии» поставили. «Таврии» тогда были в огромном дефиците... А на завод труб пошли составы чугуна! ...Мы локально, где-то на своем уровне, заменили функции Госплана. Мы начали склеивать то, что разрушилось. По-другому тогда экономика работать не могла. Она развалилась!.. И вот на это место просто приходили люди, которые как-то это склеивали. Еще никто не понимал, что такое маркетинг, что как-то нужно выстраивать все эти цепочки без Госплана». Однако, многие ли из толковых парней в тот период были вхожи к директорам, чтобы поработать для них заменителем Госплана?

Судя по данным СМИ, «Интерпайп» в первые годы своего существования была семейным предприятием: Виктор Пинчук основал и развивал его при поддержке своего тестя Владимира Аршава, который был главой Днепропетровского облздравотдела и находился в приятельских отношениях с Павлом Лазаренко. По другой версии, на первом этапе Пинчуку помогли его родители, также работавшие в трубной отрасли. Что касается влияния на становление своего бизнеса родственных связей, то здесь Пинчук категоричен: «…разговоры о капитале «по блату», благодаря родственным отношениям и так далее – для меня это полный бред! Я сам стал сначала миллионером, потом мультимиллионером... Вот таким образом – в результате профессиональной деятельности. И я не распылялся ни на что другое!». Об этом пишет ugmk.info (автор Владимир Головко).

Еще одним фактором, способствовавшим развитию «Интерпайпа», стало сотрудничество В.Пинчука и Ю.Тимошенко. По словам самого бизнесмена, они познакомились в 1991 г. в Москве. Результатом их партнерства стало создание в 1995 г. корпорации «Содружество», в составе которой помимо основной деятельности, «Интерпайп» занимался импортом в Украину туркменского и российского газа, как дилер газовой компании «Итера».

С середины 1990-х годов начинается скупка акций трубных предприятий. «Интерпайп» тогда получал сверхдоходы. Это позволяло его собственнику покупать редкие произведения изобразительного искусства для собственной коллекции, приглашать на корпоративные праздники популярных артистов, организовывать в Днепропетровске гастроли известных российских театральных коллективов и исполнителей классической музыки, которые бы при других условиях не имели бы шансов выступить в Украине. Естественно, все это проходило на фоне обнищания большинства населения. В защиту хозяина «Интерпайпа» можно сказать, что многие отечественные бизнесмены периода первоначального накопления капитала на культуру вообще не обращали внимания, не говоря уже о финансировании каких-либо мероприятий.

В какой-то момент В.Пинчук оказался не у дел в корпорации «Содружество». Точнее, по некоторой информации, Ю.Тимошенко не без помощи П. Лазаренко оттеснила его от оперативного управления, а затем часть активов и бизнес-процессов вывела в новосозданную корпорацию «Единые энергетические системы Украины». В 1996 г. произошел странный инцидент – Пинчука выкрали и запросили выкупа в 5 млн. долл. Деньги были заплачены, бизнесмен остался цел и невредим. Однако упорно ходили слухи о том, что это был акция запугивания со стороны Лазаренко. В результате, в 1997 г. Пинчуку пришлось начинать, если не сначала, то как минимум в сложных условиях. В этом году он официально становится президентом научно-производственной инвестиционной группы «Интерпайп», делая ее базовой структурой для построения финансово-промышленного конгломерата.

В этот период В.Пинчук наращивает свой политический потенциал –в 1998 г. и 2002 г. он избирается депутатом Верховной Рады Украины, однако его активность как депутата была минимальна.

В период 1998-2004 гг. в Украине проходит большая приватизация и через парламент проходит закон об экономическом эксперименте в ГМК. Для «Интерпайпа» эти годы стали временем институализации как крупной даже по европейским масштабам трубной корпорации и одной из крупнейших и влиятельнейших украинских ФПГ.

Помимо приватизации, компания устанавливала оперативный контроль и над госпредприятиями. Наиболее показательный пример – «Никопольский южнотрубный завод». В 1999 г. решением Кабинета министров он был реструктуризирован, в результате чего на его промплощадке было создано 11 ЗАО, большая часть которых контролировалась интерпайповскими структурами или их бизнес-партнерами. Следующим этапом стала попытка банкротства головного госпредприятия (оно не осуществляло хозяйственной деятельности, тогда как часть долгов ЗАО списывались на него), которое инициировала компания «Днепробэнерго», также подконтрольная на тот момент Пинчуку. После затянувшегося периода санации (с 2004 по 2007 гг.), предприятие наконец-то было приватизировано: пакет акций в 96,67% был продан за 352,62 млн. грн. Были попытки обосноваться на Луганском трубном заводе (с 2003 г. постепенно переходит в собственность «Запорожстали»).

Помимо трубных заводов, в конце 90-х «Интерпайп» интересовался и другими металлургическими активами. Например, был куплен пакет акций Алчевского меткомбината и «Алчевского КХЗ, на которых несколько лет пришлось уживаться с другими собственником – «Индустриальным союзом Донбасса», пока последний в 2004 г. не стал полноправным владельцем предприятий. С 2003 г. Пинчук контролирует хозяйственную деятельность электрометаллургического завода «Днепроспецсталь», принадлежавшего российскому бизнесмену Константину Григоришину. По одной из версий, последний заручился поддержкой Пинчука в конфликте с братьями Суркисами и И.Коломойским. По другой версии, высказанной И. Коломойским в показаниях Лондонскому суду со ссылкой на Григоришина, последний вынужден был отдать Пинчуку часть пакета акций завода в обмен на личную свободу (российский бизнесмен был арестован в Киеве якобы за хранение наркотиков и огнестрельного оружия). Пинчук категорически опровергал такую трактовку событий. Так или иначе, в 2004 г. «Интерпайп» выкупил у Григоришина 60% акций «Днепрооспецстали».

В начале 2000-х гг. «Интерпайп» существенно продвинулся на пути формирования корпоративной структуры: внедрен дивизиональный принцип организации управлении, но при этом жестко консолидировались финансовые и материальные потоки. Усиление роли управленческой структуры усложняло управление, но, по мнению руководства, делало его более эффективным. В рамках корпорации был создан Институт развития, который на себя замыкал планирование, разработку и реализацию единой технологической и инновационной политики предприятий «Интерпайпа».

Рука Кучмы?

Наверно, еще не пришло время объективно оценить, насколько велико было влияние Кучмы на усиление бизнес-структур Пинчука. Наверняка, не соответствующим реальности был бы тезис, что принадлежность к семье президента открывала перед бизнесменом все чиновничьи двери. Во многих публикациях журналистов и выступлениях политиков по этому поводу видится подспудное желание увидеть прообраз некой Семьи по российскому образцу (президента РФ Бориса Ельцина). Кроме того, объяснять успехи оппонента помощью высокопоставленных родственников намного легче, чем относить свои поражения к собственной несостоятельности.

Однако неверным было бы и обратное утверждение – мол, Кучма не приложил руку к бизнес-успехам «Интерпайпа», особенно, на ниве приватизации стратегических предприятий страны. Даже если допустить, что Кучма не давал каких-либо прямых поручений, то вряд ли чиновники рангом пониже относились к бизнесам Пинчука как «равным среди равных». Кроме того, как минимум «коррупционная нагрузка» на «Интерпайп» была меньше, чем у других компаний. А это в Украине, пронизанной взяточничеством, уже немало.

По рассказам самого В.Пинчука, он познакомился с Л.Кучмой в ходе его визита на Нижнеднепровский трубопрокатный завод на открытие новой установки вакуумирования стали в декабре 1995 г. На тот период Пинчук только начал скупать акции данного предприятия, но уже имел доступ к дирекции. Как раз директор НТЗ и представил молодого бизнесмена президенту. Последний уже слышал о Пинчуке, как о человеке, подарившем Днепропетровску рояль «Стенвей», поэтому спросил только: «А-а, это ты рояль подарил?». Вошел же В.Пинчук в семью Кучмы, женившись на его дочери Елене в 2002 г. (перед этим несколько лет они прожили в гражданском браке).

Отметим, что до 2004 г. родственные связи так или иначе помогали развитию бизнеса, тогда как для Л.Кучмы, наоборот, это был повод критикам упрекнуть его в «кумовстве». С приходом же нового президента связь с семьей Кучмы несла угрозу потери собственности, в то время как отошедшему от дел президенту была нужна как материальная, так и моральная поддержка. К чести В.Пинчука, попыток пересмотра своего семейного статуса он не предпринимал и поддерживал инициативы и проекты Кучмы.

Новости Металлургии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

[AD] [AD] ugmk.info: -
© 2017 Новости Металлургии, каталог металлургических предприятий и металлотрейдеров, прайс листы на металлопрокат. Все права защищены. Designed by Metallurgynews.